Цирк выездной


Цирк выездной

 

Еще издали я увидел Шорину, стоящую у фонтана напротив входа в цирк. Ее девятилетняя дочь скакала вокруг фонтана на одной ножке. Заметив меня с Никиткой, Шоринна помахала рукой и двинулась нам навстречу. Иринка пустилась было бегом, но Элеонора остановила ее строгим окриком и велела идти рядом.

Опаздываем, дорогой! Ты и здесь как на работе! Условились к половине второго, значит надо приходить к половине второго, милый мой!

Ты и вправду, как на работе. Когда ты рядом, и шефа не надо – с успехом за него справишься по части подначек да подковырок, — парировал я ее выпад.

Ладно, не язви, — сказала Шорина ехидным тоном.

Это ты язвишь, а я только адекватно реагирую.

Тоже мне еще – мужчина! Последнее слово должно быть за ним!

Да ладно тебе! Так можно бесконечно препираться. А Сойкина уже здесь?

К сожалению, твоей любимой Сойкиной все еще нет. Краус тоже где-то болтается. Той как всегда некогда. Стремится успеть всюду. Вот уж ни дать, ни взять, как наш шеф.

Иринка подошла к моему Никите, и они, взявшись за руки, стали бегать вокруг фонтана.

Ира! Играйте здесь, не то потеряетесь! – крикнула Элеонора дочери.

Дети подбежали к нам.

Папа, я хочу мороженого, — сказал Никита, изображая нечеловеческое страдание.

И я тоже! Тоже! Тоже хочу! — поддержала его Иринка, подпрыгивая на месте.

Я протянул Никите новенькую пятерку.

Вот, купи две порции и угости Ирочку.

Схватив деньги, он побежал к киоску. За ним, очертя голову, понеслась Иринка, и они пристроились в хвост очереди.

Ты не думаешь, что они простудиться могут? – спросила Шорина.

Будем надеяться на лучшее. Не лишать же детей удовольствия.

С них хватило бы и того, что мы их в цирк повели.

Мы с Шориной болтали о том – о сем, а толпа у входа в цирк все росла. День выдался довольно жаркий, несмотря на то, что уже перевалило за первую декаду сентября. Иногда ветерок обдавал нас осенней прохладой, но все же было по-летнему жарко и заходить в помещение не хотелось.

Неподалеку остановилось такси, и из него вышла Краус, а вслед за нею выпрыгнула ее десятилетняя Лиза. Я помахал им рукой, и они обе ответили тем же жестом.

Лиза вас еще издали из машины заметила, — улыбаясь, сказала Анна. – А где же ваши милые чада?

Вон, за мороженым стоят, — указала Шорина на очередь у киоска. – Ну, моя милая, ты не по средствам живешь – все на такси разъезжаешь.

Тут поневоле будешь разъезжать, если живешь в нашем райончике. На трамвай такие толпы стоят, что с ребенком не влезешь.

Краус раскрыла сумку и протянула Лизе сложенную вдвое пятерку.

Лиза, беги к Никите с Ирой, пока их очередь не подошла, и попроси купить и тебе порцию пломбира. Другого мороженого не бери, слышала?

Лиза, надув губки, побежала к мороженному киоску, а Краус принялась рассказывать, как ей трудно совладать с дочерью. Шорина слушала ее, как всегда, с иронической гримасой. Она уже собралась, было, что-то съязвить, но из цирка донеслась трель предупредительного звонка. Толпа зрителей устремилась ко входу. Но мы остались на месте в ожидании детей. Вскоре они все трое подскочили с мороженым.

Ну вот, теперь придется ждать, пока они доедят мороженое. С ним-то не пустят, — недовольно сказала Шорина.

Ничего страшного, подождем, — отчеканила Краус. – Кстати, там тоже носят мороженое по рядам.

Когда прозвенел третий звонок, мы были уже у самого входа.

Эта Сойкина все думает, что я обязана здесь дежурить с ее билетом. Еще пять минут, и я продам ее билет, — возмущалась Шорина.

Вы с детьми заходите, а я подожду ее один, — предложил я.

Смотрите, вон она, — указала Краус в сторону дороги, откуда спотыкаясь и ища нас взглядом, бежала Сойкина.

Я помахал ей рукой, но она все еще нас не видела. Тогда Шорина сложила рупором газету, которую неизвестно зачем принесла с собой, и закричала в нее так, что все вокруг обратили взгляды в нашу сторону:

Алиса! Алиса! Мы здесь!

Увидев нас, Сойкина начла энергично к нам проталкиваться, не обращая внимания на недовольные реплики окружающих. Наконец, ее усилия увенчались успехом.

Здравствуйте, — сказала она, с трудом переводя дыхание. – Простите меня, пожалуйста. Долго трамвая не было, честное слово.

Бог простит, — успокоил я ее. – Заходи с Элеонорой Спиридоновной. Твой билет у нее.

Вот возьму и не дам тебе билет. Чтоб не опаздывала. Что это тебе, на занятия, что ли? – язвила Шорина.

А я на занятия, между прочим, не опаздываю, как некоторые. Кстати, я могу и назад тем же путем, если уж вы так остро ставите вопрос, — кипятилась Алиса.

Ладно, ладно, я шучу, — оправдывалась Шорина. – Пойдем скорее.

Чтоб с вами дети на старости лет так шутили! — пыхнула в ответ Сойкина.

Мы вошли в помещение цирка и стали искать свои места.

У нас королевские места – первый ряд, — констатировала Шорина.