Подделка подписи


Подделка подписи

 

В общежитии было тихо и пусто. Все мои однокурсники трудились на преддипломной практике, а младшие – на занятиях. Только я спокойно собирался в свой авиационный. Руководитель назначил мне встречу в двенадцать. Я включил магнитофон и начал под музыку складывать в папку журналы, которые мне было валено взять в библиотеке.

Романченко, который направился, было, на место своей практики – на ампировскую кафедру, услышав музыку, заглянул в мою комнату.

Привет, Генка. Ты что, не на практике?

Вот – собираюсь. А ты почему тут сачкуешь?

Загулял малеха. Дома с классной девицей познакомился. Потом фотку покажу. Сдохнешь от зависти. Иду за прогулы каяться.

А где ты практикуешься?

У Ампирова. А ты?

В авиаинституте. Руководитель у меня – что надо. Парень всего на три года старше. Но грамотный! А почему ты у Ампирова? У тебя же в Реутово назначение, под Москву.

Они меня на практику не взяли. Пришлось к Ампирову. Здесь буду и диплом делать.

У кого?

У Окина.

Тоже классный парень. К нему идешь?

Сначала к Ампирову. Мне записку оставили, что без его разрешения теперь не допустят! Как на Голгофу иду.

Брось ты, Лешка. Что он, не человек, что ли?

Говорят, он в таких случаях кровь пьет через жопу!

Всю не выпьет.

Тебе хорошо в твоем авиационном. А меня уже сейчас мандраж бьет.

Ничего, все равно перекуришь это дело.

Застегнув змейку на видавшей виды папке и выключив музыку, я надел пальто и подошел к двери.

Пойдем, Алешка. Мне пора.

Пойдем. Пожелай мне «ни пуха».

Ни пуха!

К черту!

Мы вышли из общежития и разошлись каждый в своем направлении.

Подойдя к кабинету Ампирова, Алешка остановился в нерешительности. Но от судьбы не уйдешь – все равно придется войти. Была – не была! Он тихо постучал и, не дождавшись ответа, толкнул дверь и вошел в кабинет.

Можно, Валентин Аркадьевич? – робко спросил Алешка.

В это время зазвонил телефон. Ампиров схватил трубку и взглядом пригласил Романченко сесть на стул рядом с его столом.

Слушаю – Ампиров! Что? Эх, черт! Опять это крючкотворство! Ну, каждый – пуп земли! Каждый – большая цаца и крупный швецер! Что же делать?

Из трубки кто-то возмущенно кричал. Ампиров посмотрел на ожидавшего Романченко и, не дождавшись паузы, вклинился:

Ладно! Бог с ним! Из любого положения всегда есть два выхода – знаете этот анекдот? Как-нибудь на досуге расскажу. Постараемся что-нибудь придумать. А вы сейчас езжайте в салон «Прибор». Наша банковская фишка уже к ним пришла – звонили. Заберите осциллографы и частотомеры. Все. Меня здесь человек ждет. Будьте здоровы!

Он положил трубку и обратился к Алешке:

У вас что?

Я – Романченко, Алексей. Студент-дипломник. Пришел на практику.

Преддипломная практика началась еще позавчера. А для вас что, особые сроки назначены?

Нет, но…

Какое еще «но»? Я вам что, лошадь, что ли?

Понимаете, так получилось…

Меня совершенно не интересует, что там у вас и как получилось! Вы опоздали на самую важную практику. Значит, она вам не нужна! Тогда кому она нужна? Мне, что ли? У меня от всякого рода практик уже двадцать с лишним лет передышки нет!

Но у меня назначение на практику на вашу кафедру, Валентин Аркадьевич…

Вы на меня, пожалуйста, не давите! Прогуляли два дня – идите, гуляйте дальше.

Валентин Аркадьевич, я, разумеется, виноват. Но практику же надо проходить. Пожалуйста, дайте мне работу. Самую трудную! Я работы не боюсь. Увидите – справлюсь.

А у нас уже все участки работы на ближайшее время распределены! Так что извините! Практику проходите где-нибудь в другом месте.

Валентин Аркадьевич! Не отчисляться же мне из-за опоздания на два дня! Я за это втройне отработаю!

Все хорошо вовремя, дорогой Романченко! Вот что мне прикажете с вами делать? Где я теперь для вас работу искать должен? Как вы себе это представляете?

Ну, что-нибудь паять меня посадите. Я могу паять – и быстро, и качественно!

Да паяльщиков у нас, как навоза в свинарнике! Что вы еще считаете, что умеете делать?

Ну, какие-нибудь бумаги обрабатывать, фотопленки с результатами измерений. Я это уже делал у вас на кафедре. После третьего курса на летней практике. Вот здесь – за этой стенкой.