Голый ришка


Голый ришка

 

Славка пел песню, аккомпанируя себе на гитаре.

 

Чио-Чио-Сан из Киото

О, Ниппон, о, Ниппон!

О, фарфоровый звон

Из-за дымки морского тумана!

О, Ниппон, о, Ниппон,

Шелком тканый Ниппон,

Золотистый цветок океана!

 

Ах, весной весь Ниппон

Поголовно влюблен,

И весной, сердцем к сердцу приникши,

Разбредясь по углам,

Все целуются там,

От Микадо – до голого ришки (рикши).

 

Даже бонза седой

Пред иконой святой

Всем богам улыбается что-то…

Но одна лишь грустна,

Как фонтан холодна,

Госпожа Чио-Сан из Киото.

 

И шептали, лукаво смеясь, облака:

«Чио-Сан, Чио-Сан, полюби хоть слегка».

И шептали, качаясь на стеблях, цветы:

«Чио-Сан, Чио-Сан, с кем целуешься ты?»

 

И шептал ей смеющийся ветер морской:

«Чио-Сан, Чио-Сан, где возлюбленный твой?»

И шептало ей юное сердце:

«Ах, как хочется мне завертеться…»

 

И откликнулась Чио на зов майских дней –

И однажды на пристани вдруг перед ней

Облака и цветы, и дома, и луна

Закружились в безудержном танце.

Полюбила она, полюбила она

Одного моряка – иностранца.

 

Он рассеянным взором по Чио скользнул,

Подошел, наклонился к ней низко,

Мимоходом обнял, улыбнулся, прильнул

И уехал домой в Сан-Франциско.

 

И осталась одна

Чио-Сан у окна.

А моряк где-то рыщет по свету…

И весна за весной

Проходили чредой,

А любимого нету и нету.

 

И шептались, лукаво смеясь, облака:

«Чио-Сан, Чио-Сан, не вернешь моряка».

И шептал ей смеющийся ветер морской:

«Чио-Сан, Чио-Сан, обманул милый твой».

И шептало ей юное сердце:

«Ах, как хочется мне завертеться…»

 

Но сказала в ответ

Чио-Сан: «Нет, нет, нет,

Не нарушу я данного слова».

Но ночною порой с неутертой слезой

Чио-Сан… полюбила другого…

 

Я сказал, что пел он отлично. Но «ришка» — такого слова нет, надо петь «рикши». Меня подняли на смех:

*Ты-то откуда знаешь?

*Это пела моя бабушка.

*Тоже еще – авторитет!

*Тогда скажи, что такое «ришка»?

*Японский бедняк.

*Откуда ты это взял?

*От твоей бабушки!

Все засмеялись.