Приподняться над бытом


Приподняться над бытом

 

Из привановского архива

 

В последнем выпуске рубрики «Русские вопросы» под названием «Веселые вдовы ЛЕФа» Борис Парамонов, так трактует поэтов лефовцев, вдохновленных революцией и исчерпавших ее: «…Всё это списывалось на нэп: мол, люди, искренне приветствовавшие революцию, были травмированы зрелищем частично реабилитированной мелкобуржуазной стихии. Я не думаю, что богатый ассортимент продовольственных товаров и всяческой галантереи так уж травмировал Маяковского или Асеева. Но травма была, это факт. И не галантереей расстроились, а тем несомненным фактом, что революция не сумела ни на йоту изменить, не то что ликвидировать самую будничность существования, самый его физический состав. Что, грубо говоря, не исчезла необходимость есть, пить и совокупляться. А ведь надежда на это была, вот в чем дело».

Вот так и братик мой Женя хочет с его слов приподняться над бытом, уча французский и стремясь врачевание в Питере сменить на заграничную аспирантуру. Однако, это возможно лишь с обретением силы. Денег, славы, власти… И еще. Я писал в заметке «Бегство от куртуазности» о витках культурного развития как о втягивании в эстетический обиход новых слоев грязи. Есть ли здесь связь с парамоновской мыслью? Если понять грязь как еще непознанное, неокультуренное, неструктурированное. Сделать из быта миф. И когда миф ветшает, чем же лучше заместить его, из чего сделать новый как не из противостоящего ему? Из того, что его разрушает? Надо же, можно было воспеть будничность настолько, чтобы мистифицировать пролетариат, работяжкую профессию, мазут под ногтями, когда труженник мифа бежит рутинной службы как пожара? И становится страшно. Очередь какого мифа наступит теперь, в век демократии, психоанализа и желудка? Кто освободит от Голивуда и интернетного сора?

 

Борис Гарбузов, 09, 1999