Ковбойство — американское казачество


Ковбойство — американское казачество

 

Не обладая достаточным гуманитарным кругозором, мне бы следовало поосторожничать в подобных суждениях, но пусть меня поправят специалисты, как и ранее в моем очерке «Об украинизме». С этой оговоркой я уже не постесняюсь своей дерзости и категоричности. Мне снова напомнила о себе типизованная американская периферия в достойных фильмах «Последний киносеанс» Питера Богдановича и «Алиса здесь больше не живет» Мартина Скарцезе. Какая это все-таки гадость, эта примитивная культура кантри и ковбойства. Гораздо ниже даже родственного ей класса — славянского казачества. Просто Америка финансово поднялась. А так бы об этих дебильных джинсках, сапогах, шляпах и банджо никто бы и не вспомнил. Смеялись бы как над теми же шароварами. Романтики в их скачках и драках ничуть не больше чем у тех же казаков. А культурно казачество куда выше ковбойства, несмотря на то, что само-то на языке у интеллигенции как пример примитивизма и патриархальности. Указывая в «украинизме» на низкую вовлеченность славянских народных (деревенских) песен и танцев в городскую европейскую культуру в противовес, скажем, испанским, я забыл как сильно балетизированы народные танцы. А народные и церковные песни исполняются оперными певцами. К счастью кантри удостоилось гораздо меньшего, и по заслугам. Их свинг достиг максимального развития в американской бальной программе, сильно отстающей от интернациональной, канонизированной англичанами. Иная судьба у джаза, рока, рокенрола и прочего музыкального мусора. Вместе с успехом доллара они проникли в печень каждого европейца и азиата. Ужас-то, если подумать — основная часть этой культурной плесени берет начало от индейских и африканских народов, не достигших даже уровня письменности. По неизвестным мне причинам (тоже всего-то доллар и демократия?) они стали символами свободы и молодости в движениях хиппи и диссидентства. О духовном песнопении американских протестантов составил мнение любой, побывавший на их интернациональных сборищах в Америке, в Совке ли. Но наш голодный народ приобщается к этому фарсу как к потенциальной эмиграции. Канаду французы немного разбавили культурой на востоке, а Америку евреи в Нью-Йорке. А то бы совсем позор. Доллар — совсем иной вопрос. Я не еду ни в Украину ни даже в Канаду, а наоборот движусь в центр ненавистного мне культурного конвейера, где с трудом захожу в большинство магазинов,  потому что там играют рокенролы. Однако, меня никто не заставляет принимать рокенрол в нагрузку к доллару, а здравый смысл побуждает к обратному.

 

Борис Гарбузов, 3 августа 2000 г,