Вселенские уравнения.


Что “ну”? – недоумевала она.

Что ты получила, Анечка? Назови, пожалуйста.

Ну, этот… калькулятор твой!

Включи и проверь! Работает? – с волнением кричал Леонид Палыч.

Сейчас. Как проверить? Я растерялась – не соображаю ничего! – нервно ответила Аня.

Умножь два на два или что-то в этом роде, – посоветовал Леонид Палыч.

Все в порядке! Считает! И множит, и делит, и даже логарифм двойки верно выдал! – радостно сообщила она.

Теперь передай его мне назад, – попросил Калинич.

Леня, напомни как. Я совсем сдурела – забыла все, что ты мне говорил, – сокрушалась Аня.

Да что там напоминать! Вложи калькулятор в бокс, задвинь заслонку, кликни на слове “Передача”, потом “о-кей”. Вот и все. Ну, с Богом, – возбужденно сказал Леонид Палыч и принялся ждать.

Ему показалось, что прошла целая вечность, прежде чем исполнительный блок мигнул огоньками светодиодов и монитор сообщил, что объект принят. Как и следовало ожидать, в боксе спокойно лежал все тот же калькулятор. Леонид Палыч небрежно сунул его в ящик стола и выключил аппаратуру. Потом снова позвонил Ане и спокойно распорядился:

Все в порядке, Анюта. На сегодня достаточно. Отбой. Выключай полукомплект. Спасибо огромное. С твоей активной помощью и при непосредственном твоем участии первый этап эксперимента по передаче материальных объектов на расстояние успешно завершен!

Да? А я только разохотилась. Давай еще что-нибудь передам. Или приму, – предложила она.

Нет, Анечка. На сегодня достаточно. Я уже выключил полукомплект и разбираю схему. Сейчас приеду к тебе с шампанским, и мы отметим это историческое событие. Вдвоем, как Мастер и Маргарита. Не возражаешь?

 

III

Было уже совсем темно, а Леонид Палыч и Аня сидели в креслах у журнального столика друг напротив друга, не включая света. Аня была в коротких джинсовых шортах и белой футболке, плотно облегающей ее аккуратный бюст и тонкую изящную талию. Ее тяжелые светлорусые волосы колокольчиком ниспадали на шею и плечи, придавая ей особый шарм. Да, несмотря на возраст, женственности ей было не занимать. Тем более в сумеречном свете уличных фонарей, проникающем в открытое окно. Забыв о полупустой бутылке шампанского, едва начатой бутылке коньяка и давно остывшем ужине, они тихо беседовали. Сначала они делились впечатлениями о проведенном эксперименте, потом попытались было отвлечься от злободневной темы. Но о чем бы они ни начинали разговор, все равно возвращались на круги своя.

Теперь нам нужно попробовать передать живое существо. Например, мышь, птичку, какого-нибудь жука или таракана, – мыслил вслух Леонид Палыч.

Нет, Леня. Не спеши. Это потом. На следующем этапе. Сначала нам нужно обдумать, как тебе обставить свое сенсационное сообщение на вашем научном семинаре.

Да что тут обдумывать? Хоть сейчас могу публично сделать вывод своих уравнений, подробно изложить принцип телепортации и продемонстрировать комплект в действии, – возразил Леонид Палыч. – Представляю, какой будет переполох!

Вот этого я как раз и опасалась! Ты разболтаешь все по простоте душевной, а потом кто-то из ваших горлохватов сделает это же тайком от тебя и доложит перед той же или даже более высокой публикой. И скажет, что ты к этому делу вообще никакого отношения не имеешь. И ты останешься при бубновых интересах, – возразила Аня.

Да что ты, Анечка! Стыдись такое о людях думать. У нас все всегда свои новинки докладывают, на все вопросы честно отвечают. Это же ученые, а не какая-нибудь банда разбойников, – возмутился Леонид Палыч.

Леня, какой же ты наивный! – вспыхнула Аня. – Когда речь идет о мелочах, тут честные, как правило, все. А если дело касается чего-нибудь серьезного, крупного, выдающегося, то тут включаются самые низменные человеческие… да нет, пожалуй, не человеческие, а животные инстинкты. Соблазн стать великим для некоторой категории людей непреодолим! Многие начинают рвать друг у друга из горла и готовы пойти на любые преступления. Вспомни хотя бы Дага Энгельберта – изобретателя компьютерной мыши! Он за свое изобретение получил жалкие гроши, а другие нажили на нем миллионы, если не миллиарды. Изобретатель ныне широко известного материала – тефлона – Рой Планкетт так и остался обычным инженером, человеком весьма скромного достатка. А французский бизнесмен Марк Грегуар, применив этот материал для производства кастрюль и сковородок, загреб колоссальные деньги и основал известную компанию “Тефаль”. И таких примеров – пруд пруди. А то, что собираешься представить ты, может сравниться по масштабам разве что с изобретением колеса.

Так что же ты предлагаешь? – недоумевал Леонид Палыч.

Ты должен продемонстрировать свою установку в действии, ни в коем случае не раскрывая принципа работы. Опубликовать сообщение о демонстрации во всех доступных тебе печатных изданиях. Потом объявить на него тендер или как это там сейчас называется? Когда твое имя станет известным, ты будешь иметь возможность торговаться с крупными финансистами насчет использования твоих идей. С юридическими и физическими лицами, как сейчас модно говорить. Я могу стать представительницей твоих интересов. Мне можешь доверять на сто процентов – ты меня знаешь не первый год. Кстати, я хочу, чтобы ты не посвящал меня в суть твоих идей. Негодяи могут оказать на меня давление. Чтобы не предать тебя в какой-нибудь щекотливой ситуации, мне лучше всего не быть в курсе дела. Ведь я всего-навсего слабая женщина. Понял, садовая твоя голова? – горячилась Аня.