Вселенские уравнения.


Извините. Заработался. Все, заканчиваю уже. Конец.

Вахтер удалился, что-то бормоча себе под нос, а Калинич принялся выключать аппаратуру и приводить рабочие места в надлежащий вид.

Опечатав лабораторию, Леонид Палыч спустился вниз и разбудил вахтера, успевшего уже задремать в своей клетушке после непритязательного ужина, основательно сдобренного горячительным снадобьем. Вручив ему ключи и пожелав спокойного дежурства, Калинич вышел на улицу. Было все так же жарко и душно. От пыли першило в горле. Иногда набегали легкие порывы горячего ветра, не приносившего и признака прохлады. На небе – ни единой звездочки.

Леонид Палыч уже подходил к станции метро, когда в кармане резко зазвучала веселая мелодия мобильника. Зрение не позволило ему рассмотреть, кто звонит.

Слушаю! – крикнул он в трубку.

Леня! – раздался в телефоне голос Ани. – Ты сейчас дома? Говорить можешь?

Анечка! Конечно же – могу. Я не дома, я только направляюсь домой с работы – подхожу к станции метро, что возле нашего НИИ.

Да? Странно. А почему же ты мне до сих пор ни разу не позвонил? Не ожидала от тебя этого, – сказала она обиженным тоном.

Анюта, солнышко, прости ради Бога. Я завозился с экспериментом. Так разволновался, что забыл обо всем на свете, даже позвонить тебе, моей вдохновительнице, надежде, опоре и утешительнице! – оправдывался Леонид Палыч.

Ну и как?.. – робко поинтересовалась Аня.

Анечка, все получилось! Передача материальных объектов идет в обоих направлениях! Я многократно проверил! Без сучка и задоринки! – прокричал Леонид Палыч с волнением. При этом несколько прохожих обернулись и посмотрели в его сторону – кто с раздражением, кто с удивлением, а кто с нескрываемым пренебрежением.

Да что ты говоришь! Поздравляю, Ленечка! Поздравляю! Наконец-то, родной ты мой! Я тебя прощаю! Прощаю ради такого случая! Теперь ты – историческая личность! – радостно воскликнула Аня. – Я знала, знала, что у тебя все получится! Я всегда верила в твой светлый ум, в твои способности, талант и гениальность! Я люблю тебя!

Единственное существо в мире, которое никогда не переставало верить в меня, и теперь искренне радуется моему успеху. Да ради одного того, чтобы услышать эти слова, можно черту рога скрутить”, – подумал Леонид Палыч и тихо сказал в трубку:

Анечка, милая, тысячу раз спасибо тебе за все. Я тебя очень люблю. Завтра у тебя как со временем?

Завтра, слава Богу, суббота. Я целый день дома.

Отлично. Завтра один из полукомплектов я перенесу к тебе. Попробуем передавать из нашего института к тебе домой и обратно. Можно? – робко поинтересовался Леонид Палыч.

Конечно, Ленечка! С удовольствием приму участие в твоем историческом эксперименте, – пообещала Аня. – А теперь езжай домой, там тебя уже, наверное, заждались.

В трубке щелкнуло, и последовали короткие гудки. Когда Леонид Палыч, сунув в карман мобильник, ступил на лестницу, ведущую в метро, хлынул, наконец, долгожданный проливной июльский дождь. Он с шумом лил, как из ведра, омывая пересохшие тротуары, дорогу, запыленные строения, кусты, деревья и людей, измученных продолжительной изнуряющей жарой.

 

II

Субботний эксперимент удался на славу. Сначала Леонид Палыч долго убалтывал охранника пропустить его в лабораторию. В конце концов, вопрос был положительно решен с помощью двухлитровой баклажки пива.

Собственно говоря, сейчас ему требовалось только забрать бокс с управляющим блоком и диск DVD с программным обеспечением, которые кое-как все же разместились в его огромном портфеле, и привезти к Ане. Анин компьютер был всегда к его услугам, и Леонид Палыч загрузил в него программное обеспечение, подключил бокс и проинструктировал Аню. Она была толковым и опытным программистом, и на инструктаж ушло совсем немного времени. Включив и настроив полукомплект, Леонид Палыч снова помчался в институт, предусмотрительно прихватив из аниного бара бутылку пшеничной водки.

Вахтер, который успел уже “оприходовать” всю баклажку пива, встретил Леонида Палыча с распростертыми объятиями и, с радостью приняв очередной магарыч, вручил ему ключи и пропустил в лабораторию.

Войдя в лабораторию, Леонид Палыч тут же принялся готовить полукомплект к эксперименту. С упоением слушая шум компьютерного вентилятора и любуясь при этом веселым миганием индикаторных огоньков на панели исполнительного блока, Леонид Палыч позвонил Ане.

Анюта, я готов. А ты как?

Неотступно сижу у аппаратуры, жду твоих распоряжений, – задорно ответила Аня, словно ей было не сорок девять, а лет на тридцать меньше.

Умница. Отправляю. Ну, что? – тревожно спросил он и замер в ожидании.

Несколько секунд в трубке царило молчание, но потом послышался шорох и возбужденный голос Ани:

Есть, Леня! Компьютер сообщает: “Объект принят”! Что дальше делать? Я забыла, Леня!

Кликни “о-кэй” и открой бокс. Ну как, открыла?

Леонид Палыч снова замер в напряженном ожидании.

Есть! Есть! Просто поверить не могу! – радостно прокричала Аня.

Ну? – крикнул он в нетерпении.