Собеседование


Может быть. Но я знаю и политехнический, и авиационный. Сравнение не в пользу последнего. Кроме того, сплошь хозяйничают бывшие военные. Просто «хунта черных полковников»! И еще, там не наука, а профанация. Лаборатория космической связи уважаемого Леонида Александровича Лешина не что иное, как бутафория.

Да? А он вот пару недель назад на всесоюзной конференции по распространению радиоволн докладывал о своих успехах. Все в области изучения распространения радиоволн в турбулентной плазме – в условиях дальнего и сверхдальнего космоса. Председатель был впечатлен, я вам скажу!

Скажу вам по секрету, что изучалось это в ванне из оргстекла с дистиллированной водой.

Он как-то по-детски улыбнулся.

Что вы говорите?! Как это, радиоволн – в ванне?

Да, представьте себе. С одной стороны они светят в эту ванну гелий-неоновым лазером, с другой детектируют лазерный луч. А турбулентность создают ультразвуковым вибратором посредине. Лешин утверждает, что по теории подобия доказал идентичность…

Ясно! Не проверишь же! Ха-ха-ха!

Я отказался в этом участвовать. Вот, хотел бы у вас…

Опять зазвонил телефон.

Слушаю – Ампиров!… Что-что?

Он молчал, а из телефонной трубки непрерывным потоком журчала чья-то быстрая речь. Ампиров несколько отвел от уха трубку и взглянул на меня, саркастически улыбнувшись. Смеясь, он то прижимал ее к щеке, то отводил в сторону. Наконец трубка замолчала, и из нее послышалось:

Алло! Алло! Валентин Аркадьевич, вы меня слышите?

Да! Слышу! Простите, но эти изоляторы имеют такое же отношение к нашему передатчику, как папа Павел Шестой к тому, что делается у меня на кафедре! Вы мне хотели еще что-то сказать? Нет? Тогда будьте здоровы.

Он положил трубку и продолжил:

Наука у нас, конечно, на высоте. Вот в этом году намечается экспедиционная поездка в Сомали. Юридически все уже оформлено. И рекомендовавший вас Валентин Коротченко тоже едет. В должности зам начальника экспедиции, между прочим. И еще один ваш сокурсник – Виталий Балабин. И Андрей Нерубенко, но он на пару лет старше – вы же его знаете?

Я молча кивнул.

Вот я и хотел бы к вам в науку, Валентин Аркадьевич.

Ампиров посмотрел на свои руки и улыбнулся, словно там было написано что-то смешное.

Раздался телефонный звонок.

Алло! Это Валентин Аркадьевич… Что? Бураки? Какие бураки?… Мы бураками не занимаемся! Это кафедра основ радиотехники!

Он небрежно повесил трубку.

Наука – это дело такое, – продолжил Ампиров, – но там у нас пока все штатные должности заняты. Мы не можем плодить количество секторов до бесконечности. Скажу честно – набираем преподавателей. Статья «тридцать два – вэ». Слышали о такой?

Нет, не слышал.

Опять зазвонил телефон. Ампиров сделал кислую физиономию и взял трубку.

Слушаю – Ампиров! Здравствуйте!… С какого склада?… Ага, ясно!… Психрометры? Какие еще психрометры?… На кой, простите, хрен они мне согнулись?… Сроду не заказывал!… Нет! Это ошибка!

Он швырнул трубку на аппарат и продолжил, как ни в чем не бывало.

Это статья для кафедр, занимающихся наукой по большому счету. Как наша, например. По этой статье зачисляются преподаватели с половинной учебной нагрузкой. Предполагается, что они в этой самой науке принимают непосредственное участие. Так что вы имеете шанс убить двух зайцев. И преподавательское место заполнить, и в нашу науку вклиниться. Что вы там преподаете?

Читаю лекции по приемникам и усилителям. Веду лабораторные, практические и курсовые по этим же дисциплинам да еще по передатчикам и теории передачи информации.

Ампиров вздернул одну бровь:

Вундеркинд?!

Почему вундеркинд? – смутился я. – Заставляют. Некому больше.

Снова зазвонил телефон.

Слушаю – Ампиров!… Кого?… Исака? Здесь нет Исаков!

Он с досадой водворил трубку на место.

Простите. Ясно. У нас вы будете по началу преподавать «Общую радиотехнику» для физиков и «Радиотехнику и радиолокацию» для новой специальности «Автоматическое управление движением летательных аппаратов» на инженерно-физическом факультете. Ну, и еще кое-что. А там, если покажете себя способным, трудолюбивым и квалифицированным – и наши основные дисциплины: «Радиоцепи и сигналы» и «Электродинамику». Возражения есть?

«Какие там возражения, – думал я, – лишь бы зацепиться за эту кафедру! Моя мечта еще со второго курса»!

Хорошо, согласен, – ответил я.

Ассистент – вас устраивает эта должность?

Очередной телефонный звонок дал мне время сосредоточиться и как следует обдумать ответ.

Кафедра!… Здравствуйте.… Из райвоенкомата?… Это заведующий кафедрой…. Меня – профессор Ампиров. Валентин Аркадьевич…. Кого? Дащука? Он в командировке. – Ампиров пренебрежительно поморщился, – Нет, не могу…

Из трубки до моего слуха доносились обрывки чеканной речи с металлическим командирским оттенком. Ампиров слушал и пренебрежительно морщился.