Огневик


Ивась опять загрустил. Он понимал, что от Огневика ему никак не избавиться. Тут даже разумный Коля Комизерко ничем помочь не сможет. Наступит осень, затопят в хате печку, и Огневик его рано или поздно все равно сожжет. Мама и все вокруг думали, что Ивась заболел. Все спрашивали, как он себя чувствует да не болит ли у него что. Ивась отвечал, что вполне здоров и чувствует себя нормально. Но он с ужасом ожидал неумолимо приближавшейся осени.

Как-то перед заходом солнца дед Ничипор, живший в хате напротив, вышел подышать свежим воздухом. Увидев Ивася, который молча стоял у калитки и грустно смотрел на пожелтевшую липу, дед подозвал его к себе.

Что с тобой, Ивасик?

Да ничего, дедусь Ничипор. Все в порядке.

А что же ты такой скучный?

Никакой я не скучный. Такой же, как всегда.

А почему же ты тогда не бегаешь с ватагой хлопцев, как раньше? И в футбол не играешь? И в жмурки тоже? Нет, что-то с тобой не так. Ну, что случилось, признайся. Я никому не скажу. А может быть, и помочь смогу. А?

Ивась немного замялся.

Понимаете, дедусь Ничипор, радоваться мне нечему.

Это как же так, нечему? Да хотя бы тому, что ты так молод еще, что все еще у тебя впереди – целая жизнь!

Нет, дедусь, впереди у меня ничего хорошего. Точно говорю вам.

Да что ты все загадками говоришь? Расскажи, что тебя мучит. Догадываться я не умею, хоть и век на этом свете прожил.

Да я бы рассказал, так вы все равно не поверите. Только смеяться будете.

Что ты, Ивасик! Или я хлопец неразумный? Как это, не поверю? Смеяться над человеком – это же грех большой. А мне уже грешить никак нельзя, помирать скоро. Ну, расскажи деду старому.

Понимаете, дедусь Ничипор, меня убить хотят…

Кто? За что и с чего это вдруг?

Ну, есть такой, Огневиком его зовут…

А-а-а! Ясно. Огневик – сын огня и повелитель огня.

Да! А вы откуда знаете? – оживился Ивась.

Мне-то не знать, дорогой Ивасик! На веку, как на долгой ниве – все, что угодно может встретиться. Так-так! Чем же ты прогневил Огневика? А?

Ивась опять замялся.

Ну, понимаете, плевал на огонь, на раскаленную плиту.

Дед понимающе кивал головой.

А потом он за это мою бабушку убил.

Она что, тоже на огонь плевала?

Да нет, – отмахнулся Ивась – она наоборот, говорила мне, что за это Огневик на меня разгневаться может. А я не послушал, все плевал, когда никого рядом не было. Вскоре после этого бабушка и умерла.

Ну, а потом что было?

Ивась уже окончательно оправился от смущения и рассказал деду Ничипору все, как на духу. И о том, как он впервые увидел Огневика, и как он кричал ему обидные слова, и как он по совету Коли Комизерко окатил его водой из макитры, и как Огневик чуть не сжег его в степи у костра.

Да, милый Ивасик, в трудном положении ты оказался. Огневик не любит всего того, что ты натворил. Он хозяин и повелитель огня. И ведет себя подобно огню. Огонь, если с ним бережно и верно обращаться, поможет во всем. Он и согреет, и еду приготовит, и свет даст вечером. Но стоит начать небрежно с ним обращаться, он и обожжет, и хату спалит, и тех, кто в хате. Целые села и города сгорали вместе с их жителями. Понял?

Конечно, а что же тут не понять?

А то, что ты не понял, что силой Огневика не взять.

Это я как раз понял, дедусь Ничипор. Вот и жду от него наказания. Но слишком уж он жесток, этот Огневик.

А силой, Ивасик, такие дела не делаются.

Так что же мне делать?

Прощения попросить.

А он и слушать не станет. Сожжет меня – и все тут.

А ты пытался?

Нет. Но это и так ясно.

Ничего тебе не ясно. Дело в том, что, как и с огнем, если с ним обращаться хорошо, как твоя покойная ныне бабушка, он помогать будет. И тепло в печке сохранять будет, и пище, что готовится на ней, пригореть не даст, и вкус ей придаст отменный. И много кое-чего еще поможет сделать.

Так почему же он тогда мою бабушку убил?

Да не убивал он твою бабушку. Сама она умерла, сердце у нее давно уже никуда не годилось. Ты сам придумал, что это Огневик сделал, вот и прогневил его еще раз. А он клеветы ох, как не любит! Да и кто ее, собственно, любит? А потом ты еще с этим Колей охотиться на него вздумал. В общем, Ивасик, виноват ты перед ним. Очень уж виноват.

Что же теперь делать, дедушка Ничипор?

Да я же сказал тебе. Прощения попросить.