Огневик


Ивась хоть и кричал Огневику, что не боится его, на самом деле изрядно трусил. Он стал избегать оставаться дома один, когда ярко горела печка. Даже если мама была рядом, он держался от нее подальше и часто слышал из-под плиты вздохи, уханье, покашливание и злобное шипение Огневика. Жизнь Ивася стала невыносимой, полной опасений и предосторожностей. Ему очень хотелось поделиться с кем-то своей бедой. Но кто ему поверит, если даже мама только снисходительно улыбалась в ответ на его откровения и говорила, что никакого Огневика на свете нет.

Однажды Ивась шел из школы домой вместе со своим одноклассником Колей Комизерко. Коля был самым рассудительным мальчиком в классе. Особенно уважать Колю ребята стали после того, как одноклассник Вовка Жавжар по кличке “Жаба” похвастался перед всеми, что вытащил из ласточкина гнезда птенцов и отдал кошке. А Коля Комизерко не стал завидовать ему, как другие мальчики, а спросил:

Жаба, ты хочешь жить?

Хочу, а что?

И птенцы также хотят жить. А ты знаешь, сколько мошек съедает ласточка за день?

Нет, не считал.

А ты в журнале “Юный натуралист” почитай – я тебе дам его. Миллион мошек! Миллион букашек, которые портят фрукты, овощи, кусаются и пьют кровь из людей! А теперь подумай, как ты еще навредил садам, огородам, людям и самому себе тоже.

Подумаешь! Нам всего и так хватает! А какие кусаются, так я их – хлоп! – и все тут.

Но мальчишки промолчали, и в этот день никто с Вовкой уже не играл.

И всегда, если кому-то нужно было сделать что-то важное, он обязательно рассказывал об этом Коле Комизерко, а Коля с серьезным видом давал нужный совет. Так что Колю в классе уважали больше всех, и Ивась решился рассказать ему об Огневике.

Коля выслушал Ивася спокойно, не перебивая. Потом помолчал, посмотрел ему в глаза и важно сказал:

Скорее всего, твоя мама права – никакого Огневика на свете нет. И все это ты придумал. Но если ты говоришь правду, то надо подумать, что этот Огневик может, а чего не может. Тогда мы сумеем придумать, как от него защититься.

А как мы можем знать, что он может, а чего не может? Мы же о нем ничего не знаем. Я и сам-то видел его только один раз. А ты даже сомневаешься, правду ли я говорю.

Но если ты говоришь правду, то живет он только в огне.

А где же еще? В самой печке.

И любит, когда горит в ней огонь.

Да, а что?

А когда огонь ослабевает, ослабевает и Огневик.

Верно, Коля. Это он и сам мне сказал.

Ну вот. Значит, Огневик не страшен, когда печка не топится или в ней огонь слаб. Тогда его и бояться нечего.

Но чтобы дома было тепло и можно было приготовить обед, печку надо жарко натопить. Тогда он набирается сил и может напасть. Как же быть тогда? Не можем же мы сидеть голодными, да еще и в холодной хате.

Но при маме он тебе не показывается. Значит, он ее боится и при ней тебе совсем не страшен.

Кто знает? Просто пока еще он не набирался столько сил, чтобы напасть на меня при ней.

А почему? Он знает, что мама может тебе чем-то помочь.

Чем же?

Вот я и думаю – чем? Когда мы будем это знать, мы сможем на него наплевать.

Хватит, я уже плевал на него, чем и разозлил. И настолько, что он убил мою бабушку, а теперь хочет убить и меня.

Я не это хотел сказать. Мы сможем его никогда больше не бояться.

Коля некоторое время помолчал, а потом неожиданно спросил:

А почему ты обозвал его прокопченным черепком?

Просто так. Назвал, и все. Злой был на него.

Нет. Просто так никого никто никак не называет. Вот, Вовку Жавжара называют Жабой. Так это потому, что его фамилия – Жавжар. Похоже на жабу.

Так это и так ясно.

Да, ясно. А вот почему ты обозвал Огневика прокопченным черепком, мне не ясно. Нет, ясно, почему прокопченным – он в печке живет, в огне. Там все прокопчено.

Верно. Ну и что?

А почему черепком? Он чем-то напоминал тебе черепок?

По-моему, да.

А чем?

Ну, цвета такого же, как черепок от разбитого горшка, тело ноздреватое. И что же?

Надо подумать. Черепки – это обожженная глина, которая уже не размокает в воде. Керамика называется.

При чем здесь керамика?

А при том, что этот Огневик – тоже, наверное, из керамики, понял?

Ну, нет! Скорее из оконной замазки. У него руки гибкие такие, и лицо, и все тело мягкое. Вытягивалось – точь-в-точь, как свежая замазка.