Наследие Бога Нингирсу


Вздрогнув от неожиданности, Меланчук обернулся и застыл на месте. Перед ним стоял низкорослый худощавый старик в черном длиннополом плаще. Его лицо до самых глаз было укутано темным шарфом. Одной рукой он держал над головой черный зонт, а другой грозил Глебу пальцем.

Досадуя, что ему помешали, Глеб, не проронив ни слова, посмотрел на бесшумно подкравшегося старика с откровенным негодованием.

– Вы что это задумали, дорого?й мой?! Как вам не совестно! Не юноша ведь! ? укоризненно сказал старик, пронизывая Глеба Николаевича колючим взглядом, от которого у него заледенела спина.

– По какому такому праву вы меня стыдите? Что вам нужно? ? с трудом прохрипел Глеб, так как от волнения во рту у него пересохло.

– Это нужно не мне, а вам. Иногда просто необходимо во?время пристыдить или даже выругать человека по всей строгости! Как вам не стыдно, говорю, накладывать на себя руки?! Это великий грех как перед Богом, так и перед людьми, особенно перед вашими близкими. Жизнь – это величайший божий дар, а вы собираетесь швырнуть его в лицо Всевышнему. Ваши близкие надеются на вас, ждут от вас поддержки и помощи. Вы же вознамерились бросить их на произвол судьбы. С вашей стороны это крайне эгоистично, а по отношению к ним ? это, по меньшей мере, предательство!

Глеб опешил.

– Откуда вы взяли, что я хочу наложить на себя руки? И вообще, какое вам дело до меня и до моих проблем? Идите себе спокойно своей доро?гой.

– Нет, любезнейший! Пожалуйста, выслушайте меня до конца, а потом поступайте, как знаете.

Старик замолчал, продолжая сверлить взглядом растерявшегося Меланчука. Выдержав продолжительную паузу, он снова заговорил:

– Жизнь ? борьба, и в ней нужно выстоять, чтоб обеспечить себе право на эту самую жизнь. Среди животных не бывает самоубийств. Они борются до конца! И только человек, пользуясь разумом, данным ему для высоких целей, может прибегнуть к такому кощунству.

Старик отвернулся, поднес к лицу носовой платок и зашелся приступом жесткого кашля. Кое-как откашлявшись, он утерся и продолжил:

– Из любого положения, каким бы безвыходным оно ни казалось, непременно существует выход, и чаще всего ? не единственный. Отчаяние толкает людей на безрассудство, поэтому оно расценивается как один из наиболее тяжких грехов. Всем нам посылаются свыше мучительные испытания с целью духовного и нравственного совершенствования. При этом Господь каждому дает крест по его силам, хоть он порой и представляется непомерно тяжким. И эти испытания человек должен выдержать с честью и достоинством.

Глеб почувствовал, что под натиском логики странного незнакомца он понемногу начинает сдавать свои шаткие позиции, и тихо сказал, опустив глаза:

– Понимаете… у меня нет другого выхода. Это уж поверьте. Меня сегодня без всяких объяснений выгнали с завода, которому я отдал без малого двадцать семь лучших лет своей жизни, работая честно и безупречно. Притом, без малейшего повода с моей стороны.

– Вы полагаете, что было бы лучше, если бы вы в самом деле заслужили такое наказание?

– По крайней мере, это было бы справедливо.

– Жизнь, уважаемый, устроена отнюдь не по справедливости. И в ней нужно расходовать энергию не на поиски несуществующей, иллюзорной справедливости, а на достижение поставленной цели в реальных ? подчеркиваю, в реальных условиях, которые определяются не нами. Все вокруг человека враждебно для него. Тем не менее, он обязан находить возможность жить и творить в этой обстановке.

– Сегодня я перебрал в уме все доступные варианты выхода и всюду ? тупик, ? угрюмо сказал Глеб. ? В моем возрасте устроиться на работу нереально. А как кормить семью, содержать жилье и тому подобное? К сожалению, никто не в силах мне помочь.

– А это уж вы бросьте ? никто! Конечно, все свои проблемы следует решать самому. Но в сложных ситуациях можно прибегнуть и к посторонней помощи. Вот я, например, мог бы вам помочь, если уж вы впитали прививаемое нам с детства мышление пролетария – бедняка то бишь, и отказываетесь напрячься, чтобы изыскать другие возможности.

Меланчук саркастически усмехнулся и безнадежно махнул рукой.

– Да, уж! Не смешите, Бога ради. Ну чем, чем вы можете мне помочь? Обеспечите постоянную работу по специальности? Или откроете на мое имя “неограниченный кредит” в банке?

– Не горячитесь. Я действительно могу вам помочь, ? старик сделал паузу. ? Если вы того пожелаете, конечно. Ну так что, продолжим наш диалог?

Меланчук на мгновение задумался. Что ему ответить? Скорее всего, этот старик какой-нибудь сумасшедший или маразматик, давно выживший из ума. В конце-то концов, что терять в такой ситуации? Какой вред может быть от этой беседы? Попытка, как говорится, не пытка. Пусть выскажет свое предложение, а отказаться можно всегда.

– Так как у меня нет выбора, я, пожалуй, ваше предложение приму, ответил Меланчук, глядя старику в глаза без тени надежды.

– Отлично, молодой человек. Кстати, как вас зовут?

– Глеб. Точнее – Глеб Николаевич Меланчук.