Наследие Бога Нингирсу


Глеб Николаевич, быть может, вам следовало бы остаться на банкет? Видите, какой туман? Мы не сможем ехать быстро и попадем домой только к вечеру.

Ничего, Андрюша, вы опытный водитель, и я вам полностью доверяю.

Машина плавно тронулась и покатила по мокрому асфальту с включенными подфарниками. Попетляв по хитросплетениям переулков и улиц захолустного городишки, они выехали, наконец, на автомагистраль. Навстречу с ревом и грохотом проносились самосвалы, фуры, бензовозы, грузовики и автобусы. Легковые встречались редко, как видно, из-за тумана, который еще более сгустился.

Полтора часа они ехали молча. Андрей попытался было заговаривать, но Меланчук его назидательно предостерег:

Андрей, давайте помолчим. Следите за дорогой. Я сам водитель и знаю, каково ездить в такую непогоду.

Туман сделался настолько густым, что пришлось включить фары. К нему прибавился частый дождь с порывистым ветром, и Андрей снизил скорость.

Вот и сбылась заветная мечта моей Катерины, ? думал Меланчук, мягко покачиваясь на сиденье. Теперь я президент компании. А дальше что?.. Кулон свое дело сделал. Нужно поскорее вернуть его хозяину, как он велел при нашем расставании”.

Меланчук планировал заехать к Собьескому сразу после командировки, даже ларчик с собой прихватил, чтобы вернуть весь комплект честь по чести. К сожалению, из-за ненастной погоды на дорогу ушло больше времени, чем он предполагал. Возможно, придется отложить визит до завтра. Просто не верилось, что он, наконец, избавится от кулона, который занимал в его мыслях слишком много места, особенно последнее время.

Дождь немного утих. Уже должны были показаться городские огни, но туманная мгла скрывала их от глаз Глеба Николаевича. Навстречу медленно катили одинокие машины, сигналя при встрече. Меланчука клонило ко сну ? сказывалась усталость.

– Вот мы уже и почти дома, ? сказал Андрей, въезжая на простирающийся над Днепром мост.

Это был тот самый мост, с которого Глеб чуть было не прыгнул в реку, а позже – выбросил кулон.

Проехав злополучный мост, они покатили по вымощенной булыжником старой улице, подпрыгивая на ухабинах и выбоинах. Андрей притормозил, чтобы не разбить машину о дорогу, и продолжал осторожно вести шикарный автомобиль в мутном мареве тумана. Меланчук хорошо помнил это место.

– Андрюша, проедем вон тот перекресток, а дальше сразу поверните налево. Я скажу, где остановиться. Мне нужно на минуту заскочить к одному человеку ? кое-что отдать. Откроете там багажник, я еще сумочку с гостинцем возьму.

Андрей согласно кивнул, а Меланчук снял с шеи кулон и из бокса для перчаток вынул ларчик. Нащупав потайную кнопочку, он мягко нажал ее. Крышка плавно поднялась, издав нежный мелодичный звон. Андрей рефлекторно обернулся на звук и застыл в шоке, не в силах оторвать взгляда от крупного бриллианта, сверкающего в руках босса колдовским блеском всех цветов радуги. Меланчук вложил кулон в ларчик и защелкнул крышку. Лишь после этого Андрей обратил взор на дорогу. С диким ужасом увидел он тяжелую фуру, мчащуюся на них справа из-за поворота, и, что было сил, налег на тормозную педаль. Однако предотвратить столкновение было уже невозможно. Радиатор тягача на полной скорости ударил в правую дверцу, смяв ее словно бумажный лист. Машину Меланчука отбросило, как спичечный коробок, и она, брызнув осколками стекла, буквально влипла в добротную каменную ограду угловой усадьбы, съежившись в уродливую гармошку. Фура, пронесшись несколько метров, с визгом, грохотом и леденящим душу скрежетом врезалась в бетонный столб, усеяв мостовую стеклянной крошкой.

Меланчук погиб, не успев осознать случившегося. Водителя фуры постигла та же участь. А Андрей, будучи не в силах шевельнуться, успел заметить, как к их изувеченной машине подошел худощавый старик в черном длиннополом плаще. Сунув руку в проем, зияющий на месте бокового стекла, он с невозмутимым спокойствием разжал пальцы холодеющих рук Глеба Николаевича, судорожно сжимавшие ларчик, извлек его и положил в карман. Взглянув напоследок на изуродованное тело Меланчука, незнакомец пробормотал загадочную фразу:

– Я же предупреждал, что конечная цель должна быть благородной!

Теряя сознание, Андрей стремился запомнить лицо грабителя, но оно до самых глаз было укутано темным шарфом. Старик хладнокровно повернулся спиной к искореженной машине и тихо побрел, не разбирая дороги. Слабея, водитель безучастно наблюдал, как тот, шлепая по лужам, медленно удалялся, пока его не поглотила сгущающаяся промозглая мгла.

 

Харьков, Украина.
Пятница, 22 февраля 2013 г.
?
пятница, 26 июля 2013 г.

 

Геральдические флаги в квартире Собьеского.